Автогражданская ответственность: за и против

Автогражданская ответственность: за и против

17.11.2003 Автоновости

В пресс-центре "Комсомольской правды" прошел круглый стол. Тема: "Автогражданская ответственность: за и против". Здесь собрались сторонники и одной, и другой идеи. .

В пресс-центре "Комсомольской правды" прошел круглый стол. Тема: "Автогражданская ответственность: за и против". Здесь собрались сторонники и одной, и другой идеи.

Слово заместителю генерального директора ЗАО "РЕСО-Гарантия" Игорю Иванову.

- Добрый день, уважаемые коллеги. В свое время я 18 лет проработал в "Комсомольской правде". Возвращение в родные стены, нас собрала здесь чрезвычайно важная тема - будущее Закона об обязательном страховании гражданской ответственности. Предваряя нашу дискуссию, я хотел бы сказать, что, как теперь уже страховщик, в принципе как автомобилист, как старый журналист и как журналист-международник, который проработал достаточно много в международном отделе и поездил по стране нашей и по миру, должен сказать, что альтернативы обязательному страхованию гражданской ответственности автовладельцев в принципе не существует. Это наша глубокая убежденность, мы абсолютно в это верим. И не просто верим, мы это точно знаем.

Весь мировой опыт - европейский, опыт США - доказывает, что обязательное страхование гражданской ответственности - это реально работающий, очень эффективный инструмент, который позволяет обеспечить социальную защищенность как жертвам, тем, кто становится жертвами автомобилистов, так и социальную защищенность людям, которые находятся за рулем и в силу ряда обстоятельств, стечения обстоятельств, плохих дорожных условий становятся виновниками дорожно-транспортных происшествий и должны отвечать по всей строгости закона. Платить деньги, брать на себя очень серьезное бремя финансовое компенсации тем, кто пострадает по их вине, по их неумению или невезению.

Вы, наверное, уже встречали цифры. В нашей стране, по данным Российского союза автостраховщиков, застраховано уже более 5 миллионов наших сограждан. Наша компания застраховала чуть более 400 тысяч человек. Я предполагаю, что мне можно не поверить и счесть мои слова заявлением стороны заинтересованной. И тем не менее, я могу вам со всей ответственностью сказать, что по нашему опыту, по моим личным наблюдениям, восприятие автовладельцами этого закона и этих тарифов, которые многих не устраивают, которые многие ругают, у нас тоже есть к этим тарифам определенные претензии. Тем не менее, восприятие со стороны автовладельцев вполне лояльное. Я это могу вам ответственно говорить от армии солидной, почти 10-тысячной армии наших страховых представителей, которые по всей стране в наших 230 агентствах и филиалах сегодня продают полисы обязательного страхования.

Мне было почти неловко в первые дни, когда только вводился в действие этот закон. К нам приходило довольно много прессы, снимало телевидение в центральном офисе, у нас там есть отдел продаж, реакцию покупателей, реакцию водителей, которые покупали 1-2 июля эти первые полисы обязательного страхования, которыми нас всех тогда запугивали. Что это дорого, несправедливо и это не будет работать. Не умеем мы делать подставных и подсадных не организуем, но так получилось, что телевидение, постоянно задавая провокационные вопросы, не дорого ли это вам, каждый раз получало ответ от наших клиентов: нет, это не дорого, это нормальные, разумные цены, разумные действия, мы понимаем, что обязательное страхование необходимо нашей стране, и не считаем, что это слишком дорого.
 

С того времени прошло уже почти четыре месяца. Наше мнение не переменилось по этому поводу. Наши клиенты покупают это страхование, у нас нет проблем с клиентами, которые бы, допустим, заявляли, что это слишком дорого или тарифы неадекватны. Более того, я должен заметить, что этот закон реально работает. Нашей компанией уже за первые три месяца произведено выплат более чем на 19 миллионов рублей. Это только начало.

Но мы точно совершенно знаем, что люди уже привыкают к закону, они уже научились им пользоваться, они уже знают, может быть, не очень хорошо, куда обращаться, что делать, последовательность их действий, на что они могут рассчитывать, на что они должны рассчитывать по выплатам. И мы точно совершенно знаем, что этот закон уже реально работает и реально защищает людей.

Как ни прискорбно, у нас уже есть и первые выплаты по смерти. Люди погибают, их наследники получают деньги. То есть происходит то, о чем мы говорили и о чем говорили депутаты Госдумы, когда принимали закон об обязательном страховании гражданской ответственности. Нужна социальная защита граждан, нужна социальная защита самым незащищенным, тем, кто ходит пешком, кто перебегает улицу, кто подчас не может найти денег ни на лечение, ни на погребение.

В первую очередь мы с вами думаем, конечно, о вреде жизни и здоровью людей. Потому что железо это, конечно, большая проблема. Но, на наш взгляд, она не является принципиальной. И в дискуссии вокруг обязательного страхования очень часто происходит некоторая подмена. Говорят, что вот железо в первую очередь. Нет, на самом деле в первую очередь нас с вами интересует то, как помочь людям реально. Не расплатиться за железо, а как помочь в драматических ситуациях, когда они теряют здоровье, а подчас семья теряет кормильца. Наш закон, принятый нашей Государственной Думой, эту свою социальную функцию выполняет.

Мы полагаем, что лимиты, которые были приняты законодательно, достаточно скромные. Мы полагаем, что эти лимиты должны увеличиваться. Мы надеемся, что наши законодатели увеличат эти лимиты и тем самым повысят как социальную привлекательность этого закона, так и помогут нам, как страховщикам, более активно и эффективно пропагандировать этот закон и убеждать автовладельцев страховаться, не откладывать приобретение полиса на последний день декабря или не рисковать и не ездить на авось, надеясь, что счастливый случай и наше везение выручат и все обойдется.

Что бы нам ни говорили люди, обладающие опытом вождения, десятилетним и двадцатилетним, о том, что они безаварийные водители, они не нарисовали еще на крыле ни одной звездочки, ни одного силуэта дерева или автомобиля, все ходим под Богом, статистика неумолима. Рано или поздно по твоей вине или по стечению обстоятельств каждый становится виновником дорожно-транспортного происшествия. Статистика говорит, что все автовладельцы рискуют причинить кому-то вред или ущерб. Значит надо их защищать. Защищать тех, кто страдает, защищать имущество и интересы самих автовладельцев.

Мы исходим из этого и исходим из того, что, коль скоро закон действует, коль скоро больше 5 миллионов наших сограждан включились в этот закон, приобрели эти полисы, реально получают эту защиту, то перенос сроков действия закона неправильный, технически исключительно сложная и затратная задача. И сама идея о переносе этого закона на год в корне своем нам представляется порочной, потому что таким образом дискриминирует интересы тех 5 миллионов наших автомобилистов, которые, будучи законопослушными гражданами, выполняя закон, принятый Госдумой, приобрели эти полисы, встали в очереди, отстояли, потратили свои деньги и выполнили все, что от них требует закон.

Какие-либо действия, какие-либо попытки повернуть течение этой реки вспять таким образом, на наш взгляд, представляются не только технически сложными, но и, по большому счету, не побоюсь этого сказать, действиями аморальными по отношению к тем, кто выполнял свой гражданский долг и приобретал полисы обязательного страхования гражданской ответственности.

Депутат Госдумы РФ В. Похмелкин:

- Приятно слышать от акул страхового бизнеса слова о морали. Но о морали мы еще поговорим. Вначале комментарий к нескольким прозвучавшим тезисам.

Первый - о том, что обязательной автогражданке не существует альтернативы. Можно и так, все зависит от дозы. При одной дозе это лекарство, а при другой уже яд. Когда нам говорят, что обязательная автогражданка действует в разных странах, надо все-таки посмотреть, как она действует, что это за условия, на каких принципах она работает. Выяснилось, что есть вариант германский, а есть вариант украинский. Небо и земля.

С моей точки зрения, закон об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств нужен. И я этого никогда не отрицал. Но весь вопрос, что это должен быть за закон и на каких принципах и условиях он должен базироваться. С моей точки зрения этот закон, в России особенно, может базироваться только на общественном договоре, на некоем общенациональном согласии, если хотите, консенсусе или компромиссе между миллионами автовладельцев - с одной стороны, страховщиками - с другой стороны, гражданским обществом и властью, которые должны быть патронами этого договора, - со своей стороны. У нас никакого подобного консенсуса не было, и даже попытки приблизиться к нему не было. Закон был навязан вначале Думе, потом стране. Закон активно лоббировался представителями страхового сообщества. Никакие попытки защитить интересы автовладельцев в этой ситуации в расчет не принимались. Сейчас приятно слышать насчет увеличения лимитов страховых выплат. А ведь были такие предложения, почему они сразу не были поддержаны?

Не было поддержано самое главное, на мой взгляд, предложение о том, что тарифы должны утверждаться гласно, публично. И для этого есть парламентская процедура. Так же, как утверждаются налоги, другие обязательные платежи и сборы. Нет, категорически стояли на том, что тарифы должно утверждать правительство. Во-первых, очень долго их утверждали. Сами страховщики уже нервничали. И я считаю, что немало потеряли они на том, что тарифы долго утверждались. Во-вторых, все это было келейно, абсолютно закрыто. И в-третьих, мы получили такие тарифы, которые, как выясняется, не нравятся никому. Они не нравятся ни одному автовладельцу, потому что одни их просто не могут платить, а другие не хотят платить лишнего. Они, как выясняется, не нравятся страховщикам. Никому не нравятся. Тем не менее они действуют. И именно по этим тарифам вынуждают страховаться. Были предложения о том, чтобы установить максимальную планку тарифов и дать возможность страховым компаниям конкурировать. Не прошло это предложение. Хотя опять же в целом ряде стран именно такой порядок и существует.
 

Второе условие для обязательной автогражданки - все-таки достаточно высокий уровень жизни граждан. У нас есть парадоксальная ситуация, ее нельзя не учитывать. 20 % автовладельцев за чертой бедности сегодня находятся. И это, кстати, реальная бедность. Это не выдумано. Это не надуманная ситуация. И для них эти тарифы крайне обременительны. Фактически их заставляют отказаться от использования своих автомобилей.

Еще значительная группа наших автомобилистов еле-еле сводят концы с концами. И для них это тоже очень и очень тяжелая ситуация.

Третий момент. Все-таки, когда вводится обязательная автогражданка, в стране должен быть достаточно высокий уровень и большой опыт добровольного страхования. Когда в Германии вводился закон об обязательной автогражданке, 40 % автовладельцев уже имели полис добровольного страхования. Половина. Естественно, эта половина была заинтересована в том, чтобы вторая половина также была застрахована. И фактически этот закон принимался при мощной поддержке автомобилистов.

У нас от силы 5 % не только имело опыт добровольной автогражданки, а вообще страхования чего бы то ни было. То есть у нас люди не привыкли к страхованию. И вдруг первый же закон - предельно жесткий, обязательно их загоняют в эту сферу. То есть попыток стимулировать добровольное страхование практически не предпринималось. И в этих условиях закон тоже, конечно, встретил реальное массовое отторжение.

Можно, конечно, успокаивать себя красивыми словами, как все хорошо, замечательно и прекрасно. Но давайте посмотрим, а кто собственно реально сегодня застраховался. Я специально наводил справки, в том числе и в авторитетных организациях, в первую очередь это те, кто уже были застрахованы добровольно. И во-вторых, те, кого вынудил к этому техосмотр или покупка нового автомобиля. Очень мало граждан, которые выполнили свой гражданский долг не под страхом того, что они не пройдут техосмотр, не потому, что им надо регистрировать автомобиль, или не потому, что они имели опыт добровольного страхования. Напомню, что в стране более 30 миллионов автомобилей в частной собственности. Если даже 5 миллионов застрахованы, то львиная доля, подавляющее большинство пока не застраховались. А времени осталось совсем немного. Иначе говоря, попыток привязать этот закон к реальным российским условиям не предпринималось. Более того, в других странах страховые компании живут в основном не с обязательного страхования. У них достаточно емкий страховой рынок. Я разговаривал со страховщиками германскими, они прямо мне говорили: для нас этот закон докука, это некое социальное обязательство, которое общество, государство нам навязывают, и рентабельности особой нет, и проблем масса возникла.

В нашей стране как раз наоборот, как мне кажется, страховые компании не случайно так бьются за этот закон. Вы видите, кто среди защитников прежде всего - представители страховых компаний. Им этот закон выгоден. И заложена в него, что бы там ни говорили, высокая рентабельность.

Теперь по поводу того, кого и как этот закон защищает. Смешно говорить о реальной защите при тех суммах страховых выплат, которые здесь заложены. Ну о каком возмещении вреда жизни и здоровью можно говорить, если это максимум 160 тысяч рублей? Я уже не раз приводил это сравнение. Самый примитивный элементарный протез стоит 300 тысяч рублей. Даже на протез не хватает. А инвалидность у нас это достаточно частое последствие аварий, особенно в отношении пешеходов, о которых так заботятся. Что касается возмещения вреда жизни, то те же самые цифры. Что на эти деньги можно? Похоронить, наверное, хотя и то очень и очень скромно по московским меркам. А дальше что?

Еще многие наши граждане не столкнулись с прелестями получения этих денег. А проблем там немало заложено. И по автотехнической экспертизе, которая прямо закреплена за страховщиками, которые, естественно, будут подыгрывать страховщикам. И по юридическим услугам, которые входят в сумму страховой выплаты. И по порядку собирания доказательств и различных документов. Это просто все еще впереди, все эти проблемы.

Людей пока только тарифы волнуют. Так что здесь тоже есть что править уже сегодня. Но править никто ничего не хочет. Нам говорят: давайте посмотрим, с годик, два, три закон поработает, мы приучим всех в конце концов, кто-то откажется от использования машины, остальные смирятся. И все.

- Вы не против самого закона, но хотите его доработать, правильно?

- Тут одно из двух. Либо мы найдем этот самый компромисс и прежде всего по тарифам. Найдем такую сумму, при которой страховщики способны выполнить свои обязательства, а страхователи способны платить, либо мы найдем этот баланс. Все остальное, мне кажется, можно дорабатывать. И тогда этот закон может работать. Либо, если этот баланс не будет найден, то тогда закон просто не примет общество. Как на Украине сегодня. Несколько лет работал закон, и 15 % застрахованы. Никакие штрафы не останавливают. Закон фактически не действует. Мы хотим украинизации российской автогражданки? Мы ее запросто получим.

Именно поэтому я настаивал на переносе срока действия закона, чтобы сесть за стол переговоров, чтобы все-таки найти этот взвешенный баланс. У меня нет абсолютно радикальной позиции этот закон отменить. Но если вопрос стоит так: или такой закон или никакого, - то я отвечаю: никакого. Плохой закон, скверный закон наносит ущерб не только автомобилистам, не только идее автогражданки. Страховому рынку в стране. Как этого не понимают мои оппоненты? Я удивляюсь. Ведь уже сегодня страховщик, это не мы придумали, не наше движение, это в народе рождается: страховщик - одна из самых зловещих и неприятных фигур. Потому что именно со страховщиками связывают этот закон. И на сайте в Интернете было голосование по поводу отмены автогражданки. В Интернете более продвинутая публика и достаточно обеспеченная, 59 % высказались за полную отмены этого закона. То есть ни при каких условиях не хотят люди видеть этот закон. Если проводить опросы, а мы их проводили, 80 % российских граждан не принимают этот закон вообще. Более 2 миллионов подписей мы собрали за полную отмену обязательной автогражданки.

Еще раз хочу подчеркнуть. Требование полной отмены с нашей стороны – это фактически требование того, чтобы закон был приведен в надлежащий вид, чтобы началась реальная работа по его совершенствованию. Нам этого делать не дают. Что заявляет правительство? Нет, ничего делать не будем, все останется как есть. В том числе и тарифы. То же самое говорят представители некоторых страховых компаний.

Позволю высказать себе совершенно конкретную вещь, с учетом того, что здесь разговор про мораль начался. Просто один мой знакомый не может четыре дня дозвониться в компанию "РЕСО-Гарантия". У него полный пакет страхования автомобиля - и ответственность, и угон, и ущерб. Четыре дня он не может дозвониться ни по одному телефону по поводу возмещения ущерба. Вот вам, пожалуйста, как работают страховые компании. Я говорю это совершенно ответственно, человек сегодня здесь находится, он готов это засвидетельствовать.

Причем это не рояль в кустах, это совершенно случайное обстоятельство, которое имеет место. И это человек, имеющий возможность ко мне обратиться за помощью, за содействием. Так что, думаю, вопрос будет решен. Но что касается миллионов российских граждан, которых сейчас заставляют обязательно страховаться, то я не завидую страховым компаниям, которые окажутся один на один с этими людьми. Тем более, что люди эти за себя постоять умеют.
 

Короче говоря, что я сейчас предлагаю. Я тоже не считаю приостановление закона идеальным вариантом. Я предлагал другое. Либо изменения и дополнения в него коренные, либо полная отмена, раз мы не можем эти изменения вносить, или не хотим. Тогда, соответственно, полная отмена этого закона с возмещением ущерба тем, кто уже застраховался. Вариант этот я предлагаю.
 

Приняли не самое лучшее решение, но оно одним хорошо. Оно заставляет волей или неволей продолжить работу над этим законом. Ситуацию в нынешнем виде оставлять нельзя. Понятно, ну приостановили, а дальше что? Опять же, что делать с теми, кто уже застраховался? Вопросов возникает много.

Мои предложения сводятся к следующему, что надо сделать до нового года. Первое - перенести срок действия штрафа. Я думаю, что никто не готов к тому, чтобы с 1 января применять штрафные санкции за отсутствие полиса обязательного страхования. При том незначительном количестве застраховавшихся людей. А люди будут выжидать до последнего, это вполне понятно. Минимум на полгода.

Второе - все-таки снизить тарифы. Минэкономики упорно заявляет раз за разом, что нужно снизить тарифы на 40 %. Давайте прислушаемся, это все-таки правительственное ведомство, они на каких-то расчетах основаны. Надо посмотреть. Вполне возможно, что с этого начать. Если пока не принимать решения, что Дума должна проделать, давайте добьемся этого от правительства.

Третье - разорвать ту обязательную связь, которая существует между техосмотром и обязательным страхованием. Это в принципе неправильно, что техосмотр обременяется целым рядом дополнительных обязанностей, к техническому состоянию автомобиля никакого отношения не имеющих. Тем более, что с 1 января, если верить правительству и его постановлению, техосмотр будет проводить уже не ГАИ, а частные компании. Уж им вменять функцию контроля за обязательным страхованием никак не будут.

И четвертое - рассмотреть вопрос о возможных льготах для наиболее социально незащищенных категорий граждан.

Если эти решения сейчас все-таки будут приняты, я не стал бы настаивать на приостановлении всего закона, я полагал бы, что еще есть полгода до введения штрафных санкций, чтобы новой Думе поработать над всеми необходимыми изменениями и дополнениями. Но вот эти решения должны быть приняты сейчас. Это, с одной стороны, успокоит людей, позволит перевести всю ситуацию с автогражданкой в более плавное русло, сосредоточиться на стимулировании процесса страхования. И самое главное, очень важно, люди поняли бы, что с их мнением все-таки считаются. Что их достоинство не попирают. Их требования о снижении тарифов услышаны, и какой-то шаг сделан навстречу.

Если ничего этого не произойдет, то для меня будет очевидны, что наши оппоненты ничего не хотят менять, они собираются использовать этот закон исключительно в целях обогащения, что вполне понятно, я не вижу в этом ничего страшного, бизнес есть бизнес. Но уж извините, почему тогда миллионы автовладельцев должны быть в дураках? Тогда мы будем настаивать на полной отмене этого закона и констатировать, что Россия к нормальной цивилизованной автогражданке пока не готова.

- Что вы на это ответите? Слово предоставляется руководителю департамента автострахования компании Росгосстрах Валерию Никитину.
 

В. Никитин:

- Росгосстрах на сегодняшний день, по официальным данным, которые опубликованы Российским союзом автостраховщиком, является безусловным лидером по количеству проданных полисов, по количеству тех людей, которым предоставлена такая услуга, страховая защита. И возникает закономерный вопрос, кому, как не лидерам рынка, которыми является и Росгосстрах, и РЕСО-Гарантия, и ряд других компаний, оспаривать те недавние законодательные инициативы депутатов, которые прозвучали на всю страну.

Прежде всего хотелось бы ответить уважаемому оппоненту, что закон изначально рассматривался не как средство защиты для автовладельцев, как это ни парадоксально. Закон изначально рассматривался как средство защиты для потерпевших. Здесь уже приводились цифры по поводу количества машин - около 30 миллионов машин в России зарегистрировано.

Я бы хотел напомнить несколько других цифр, которые ни для кого не являются секретом. По данным последней переписи населения в России проживает 150 миллионов человек. Включая эти 30 миллионов людей, которые владеют машинами и которые хоть раз становятся пешеходами на дорогах, хоть раз участвуют в своей жизни в дорожном движении не в качестве владельца транспортного средства, а как пешеход, велосипедист, мама, гуляющая с коляской, бабушка, переходящая через дорогу в булочную за хлебом и так далее.

Поэтому мне кажется, есть смысл прежде всего говорить не только об автовладельцах, которых якобы грабят, а прежде всего о нормальных людях, которые не имеют машин и которые участвуют в дорожном движении наравне со всеми остальными, которые несут колоссальные убытки, которым наносится вред жизни здоровью, которые в конце концов просто умирают на дорогах. По данным ГИБДД за прошлый год, порядка 48 тысяч ДТП с ущербом жизни и здоровью. Количество денег, которые выплачиваются по искам потерпевших и взыскиваемых через суд за вред, нанесенный в дорожно-транспортных происшествиях, вообще не поддается никакому учету. Почему об этом никто не думает?

Почему мы все время говорим только несчастных автовладельцах? Я сам являюсь автовладельцем, я имею право говорить именно таким образом. Ведь человек, который обладает машиной, неважно, какая это машина – дорогая иномарка с мощным двигателем или старенькая "копейка, или "Москвич-2140", это абсолютно неважно. Ведь транспортное средство само по себе является источником повышенной опасности. И в том же Гражданском кодексе, который принимала наша Госдума, содержится четкое совершенно утверждение, что владелец источника повышенной опасности отвечает за вред, причиненный при использовании этого источника повышенной опасности, всегда, при любых обстоятельствах.

Поэтому я не усматриваю здесь никаких противоречий между этим законом и действующим Гражданским кодексом. На мой взгляд, обязательное страхование никак не может быть основано на общественном договоре. То, о чем говорил оппонент. На мой взгляд, обязательное страхование может быть введено только законом. И именно обязательный характер этого страхования служит гарантией для потерпевших для возмещения вреда. Если мы будем говорить об общественном договоре при введении столь необходимого закона, мы никогда не придем к общему согласию, потому что разные совершенно интересы. Это первое.

Второе. Я бы хотел, чтобы мы совершенно четко понимали. Человек, который владеет машиной, которая эксплуатируется, в нормальном техническом состоянии, он способен найти деньги для того, чтобы заплатить эту страховую премию. Ведь находит он деньги на бензин для того, чтобы ездить на этой машине. Почему же он не находит деньги для того, чтобы обезопасить себя от возможных последствий использования этого транспортного средства?

Конечно, у нас в настоящий момент и до введения этого закона все ДТП на дороге решались каким-то дедовским способом. Или с помощью кулаков – кто сильнее, тот и прав. И нередки случаи, особенно в Москве да и в других крупных города России, когда на место ДТП вместо представителей страховых компаний приезжали бритоголовые ребята, которые начинали с помощью силы вышибать эти деньги из несчастного человека, который не посмотрел направо и стукнул их машину. Это вопрос, который дискутировался давно, еще при введении закона. И поэтому я не думаю, что есть смысл на нем останавливаться.

Что касается утверждений по поводу того, что закон напрочь защищает только интересы страховых компаний, я бы хотел опровергнуть такое утверждение. Прежде всего по этому закону страховое возмещение выплачивается практически всегда. В законе не содержится оснований для того, чтобы страховая компания не выплачивала это возмещение. В законе есть только ряд моментов, связанных с предъявлением регрессных исков к виновным в причинении вреда. Закон был сконструирован именно таким образом, чтобы потерпевший получал возмещение всегда.

Кроме того, здесь прозвучало утверждение по поводу автотехнической экспертизы. И здесь страховщик не может влиять на решение независимой экспертизы. Потому что по закону независимая экспертиза существует...

Потерпевший имеет право обратиться в любую экспертизу по своему усмотрению. О какой зависимости автотехнической экспертизы от страховых компаний мы говорим?

Никто не отрицает, что в законе есть ряд недочетов. Всего в законе предусмотреть, конечно, невозможно. При разработке этого закона, при разработке условий, свойственных специфике нашей страны, старались и представители страховых компаний, и депутаты учесть все эти условия.

Конечно, все их учесть невозможно. И закон нуждается в совершенствовании, должны быть закреплены ряд положений, которые сейчас там никак не отрегулированы.

В качестве самого яркого примера можно привести выплату возмещения при обоюдной вине двух водителей в ДТП. Этот вопрос не имеет четкого законодательного закрепления, поскольку по действующему законодательству, в том числе по судебной практике можно его решать и в одну сторону, и в другую. То есть возмещение может выплачиваться в половине от реального ущерба, а может возмещаться целиком. И вот этот разброд и шатание в судебной практике, конечно, необходимо, ликвидировать.

Что касается перенесения сроков введения закона и штрафов, я считаю, что это абсолютно вредное решение, потому что большего вреда закону нанести будет невозможно. По данным РСА, на сегодняшний день больше 5 миллионов россиян купили эти полисы. Причем это полисы не для прохождения технического осмотра и не при покупке машин. По данным Росгосстраха, это нормальные полисы, со сроком действия 1 год. И большинство людей, которые приобретают полисы, вполне отдают себе отчет, какую защиту они приобретают.
 

Да, возможно, страховые суммы нужно увеличивать. Но они были взяты не из воздуха. Они были установлены на основе статистических данных. Поскольку большинство ущерба, причиняемого ДТП, укладываются именно в эти цифры. После действия закона в течение какого-то срока - года или полутора - можно будет вернуться и к пересмотру этих страховых сумм. Поэтому говорить о переносе сроков введения этого закона, что звучало неоднократно в прессе, думаю, не стоит.

На сегодняшний день, по официальным данным, представленным в Российский союз автостраховщиков, РЕСО-Гарантия выплатило уже 19 миллионов рублей страхового возмещения. Это всего за три месяца. Так вот, Росгосстрах выплатил уже 65 миллионов. Это реальные цифры выплат, которые получили уже потерпевшие в ДТП. И от этого уже никуда не деться. Закон начал действовать. Мы надеемся, что все большее количество людей придет к выводу о необходимости это делать.

И последнее, что бы я хотел сказать. Про льготы для наиболее социально незащищенных слоев населения. Такие льготы в законе есть, и об этом тоже как-то предпочитают не упоминать. Там предусмотрены льготы - 50-процентная оплата страховых премий для инвалидов, которые получают свои транспортные средства через органы социального обеспечения. Все остальные вынуждены платить по полной тарифной ставке. Может быть, есть смысл говорить о том, чтобы для таких категорий населения, признанных социально незащищенными в установленном порядке, существовала рассрочка страховой премии. Об этом надо думать. И я думаю, что страховые компании не стоят на том, что закон приняли, давайте его исполнять. Нет, мы готовы к диалогу. Но к диалогу позитивному, конструктивному и на основе имеющейся статистики. Потому что говорить о пересмотре закона, о перенесении сроков вступления, после трех месяцев его действия по меньшей мере легкомысленно. И ни чем иным, кроме как популистскими заявлениями, я бы это не назвал.

- Хочу представить присоединившегося к нам генерального директора СК "Согласие" Игоря Николаевича Жука. В Ваше отсутствие депутат Похмелкин определил несколько позиций, после которых он готов голосовать за закон. Прошу Вас, Виктор Валерьевич, повторите, пожалуйста те ключевые позиции без которых консенсус невозможен.
 

И. Жук:
 

- Сегодня было заседание правительства, на котором рассматривался вопрос, связанный с попытками реформирования, реорганизации финансовых рынков. Поэтому я опоздал.
 

В. Похмелкин:
 

- Несмотря на уже прозвучавшие обвинения в аморальности, в популизме, я как раз, как мне кажется, выступил с протянутой рукой. И когда говорят, что невозможен общественный договор в этой сфере, это просто непонимание действия законов в нормальном демократическом обществе. Законы только тогда и действуют, когда они принимаются на основе некоего согласия общественного. У покупателя и продавца всегда разные интересы. Тем не менее товары продаются и покупатели, потому что согласие находится. Согласие по цене.
 

В данном случае я тоже предлагаю найти такое согласие по цене, прежде всего по тарифам. Но для того, чтобы это согласие искать, это процесс непростой, конечно, для поиска такого варианта необходима и статистика. Но кроме того еще и учет некий реальных интересов. То, что можно и нужно было принять до нового года обязательно.

Первое. Перенести срок действия штрафов. На мой взгляд, это в интересах и страховых компаний. Вы еще просто не представляете, что у вас начнется, если люди бросятся страховаться в последнюю неделю. Как вы этот объем переварите?
 

Второе. Снизить тарифы. Если Минэкономики считает, что на 40 % тарифы можно снизить, значит за этим какой-то расчет правительства стоит. Это даже не наша позиция. Мы в данном случае адвокаты автомобилистов. Я этого не стесняюсь и не скрываю. Кто-то должен их интересы защищать. И наша задача - добиться как можно более низких тарифов. Но при этом мы прекрасно понимаем, что есть некая граница, переступив за которую все рухнет и закон работать не может. Но точно так же не надо и нас дураками-то делать и за наш счет обеспечивать самую высокую рентабельность страховых компаний.

Для того, чтобы никто себя дураком не чувствовал, давайте сядем и найдем такой компромисс по тарифам. Но не так, как нам говорят: мы с правительством договоримся и примем, а вы это проглотите. Вот ведь как сегодня вопрос стоит. Поэтому все-таки должно быть реальное движение правительства в сторону учета этого недовольства тарифами. А это массовое недовольство. Что бы там ни говорили, оно есть.

Третий момент. Убрать из закона норму, я такую поправку уже внес, о том, что полис обязательного страхования должен быть непременным условием прохождения техосмотра. Это принципиально неправильно. Тем более с учетом того, что техосмотр передается в руки частных компаний из ведения ГАИ. Еще за ГАИ можно было закреплять функцию контроля, за государственным органом. Но уж за частными компаниями - никак.

И последнее, это льготы для социально незащищенных категорий. Я езжу по регионам, встают люди: мы ездим два-три месяца в году, почему мы должны заключать договор на полгода? Это никак людям объяснить невозможно.

- Страховая компания платит за него возмещение. И долго за ним бегает, чтобы деньги получить назад.

- Почему в той же Прибалтике на один день можно полис приобрести. Такого рода решение должно быть принято, иначе социальную напряженность не снять. А это минимум 20 % автовладельцев. Причем очень активных людей. Все остальные изменения и дополнения можно вносить в течение первого полугодия работы следующей Думы, не надо откладывать.

Там есть ряд серьезных вопросов, но они требуют спокойной и обстоятельной работы, согласованных позиций. Однако все это возможно при условии встречного движения. Мы готовы идти навстречу. Если же нам будут говорить, что ничего менять не надо, как было обязательное, так и будет, как были тарифы, так и будут, это фактически означает объявление войны. И уж тогда, простите, причем тут популизм? Когда страховщики воюют за свою интересы, это нормально. Когда мы воюем за интересы людей определенных социальных групп, нам говорят, что это популизм. Причем делаем это не только перед выборами. Уж коль скоро об этом вопрос зашел.

Конечно, мы выборной ситуацией воспользовались. Но я-то свою позицию не менял, и вы это знаете очень хорошо. Я с января еще поправки вносил, которые профильный комитет аж до июня не хотел рассматривать... нужно заключение правительства. Как будто это не ясно было на втором месяце.

Это как называется?

Иначе говоря, или честный открытый диалог, с объявленными позициями, с четко обозначенными интересами. Мы готовы ваши интересы уважать и относиться к ним с пониманием. Я сторонник рыночной экономики, того, чтобы страховой рынок в стране был цивилизованный. Но только давайте это все делать не в принудительном порядке. А нам в ответ говорят: нет, мы зарядили и мы этот закон продавим и будем добиваться его исполнения, чего бы это ни стоило. Но так не получится.

- Игорь Николаевич, что вы можете сказать по этим четырем позициям? Готовы ли страховщики принять их, чтобы не было войны?

И. Жук:

- Во-первых, я не вижу возможности для войны. Потому что здесь неверно было бы сказать, что мы защищаем только свои интересы. Я с самого начала хочу сделать очень важную ремарку. Потому что я не соглашусь, что мы отстаиваем только свои интересы. Мы отстаиваем интересы пострадавших, а это 30 тысяч погибших и 200 тысяч раненых. И как бы там ни говорили на самом деле, то возмещения делаются в пользу пострадавших. Поэтому, безусловно, обязательным страхованием занимаются коммерческие компании. Безусловно, есть тема, связанная с получением прибыли. Но если посмотреть на закон, на все вещи, которые касаются регламентации деятельности, видно, что в цивилизованном пространстве норма прибыли